Закулисье французских выборов

Либеральный центрист и еврооптимист Эммануэль Макрон, называемый «французским Обамой» (и уже получивший у украинцев незлобивое прозвище Макарон) набрал вдвое больше голосов, чем лидер французских крайне правых, евроскептик и «друг России» Марин Ле Пен. Его победа стала настоящим блицкригом, а если бы либеральные СМИ не уделяли столь много внимания «лепенской угрозе», то они бы могли бы заметить, что Макрон – это французская политическая сенсация. Он втянулся в избирательную гонку чуть ли не последним, долгое время на него вообще не обращали внимания, считая наиболее вероятным победителей Франсуа Фийона. И вдруг – бац, и Макрон стал фаворитом, на которого поставили и либералы, и большая часть голлистов, и левые, и «понаехавшие» (мигранты 1-2 поколения), и даже мусульмане.

Однако заслуга самого Макрона, несмотря на всю его харизму молодого и со всех сторон позитивного политика, в этом минимальна. Даже сами французы признают, что Марон – кандидатура от Ротшильдов, в банке которых он начинал свою стремительную карьеру. Соответственно, они обеспечили ему блестящую избирательную компанию с отличным пиаром (и антипиаром Ле Пен) во французских и европейских СМИ, которые они контролируют (например, «Либерасьон» и «Charlie Hebdo»). Не говоря уже о том, что менеджеры Ротшильдов договорились со многими французскими партиями и движениями и поддержке их кандидата во втором туре. Так что у Ле Пен, с её московским спонсором Путиным, шансов просто не было.

Таким образом, Эммануэль Макрон стал уже третьим президентом Пятой республики, являющимся ставленником Ротшильдов – после Жоржа Помпиду (1969-74) и Николя Саркози (2007-2012). А вот это уже не является сенсацией: в большинстве стран капитализма, в том числе в Европе, есть свои олигархи, ставящие на тех или иных кандидатов (или на несколько сразу), и нередко их кандидату побеждают. Об этом упорно не желали знать только наивные украинские еврофанаты, убеждающие сами себя в том, что раз в Европе нет Ахметова, то там нет и олигархов.

Конечно, не стоит преувеличивать возможности Ротшильдов до размеров мирового заговора, однако они будут оказывать своё влияние на нового президента Франции, тем более что Макрон пока что является молодым и малоопытным политиком, не имеющим собственной сети связей и рычагов воздействия. Пока он ими обзаведется и начнет выказывать независимость, вокруг него будут суетиться «советники», «наставники» и «друзья», активно участвуя в формировании внутренней и внешней политики главы Франции. К тому же не стоит забывать и о вариантах непрямого влияния на президента: Ротшильды могут делать это через экономику, финансовую систему, политические партии, общественные движения и СМИ и общественное мнение, которые они контролируют в той или иной степени. Это также сближает Макрона с Обамой, который был не самостоятельной фигурой на посту президента США.

Манипулировать подобным образом Ле Пен было бы несколько труднее, да и мало кому во Франции нужен президент, управляемый из Москвы - поэтому Ротшильды без особого труда позаботились о её проигрыше, разыграв блестящую комбинацию. Что же касается Фийона, которого они быстро и эффективно «слили и утопили», то тот находился в весьма натянутых с их ставленником Саркози ещё будучи премьером Франции (2007-2012). К тому же Фийон - многоопытный старый политик, отличающийся некоторой строптивостью и стремлением к самостоятельности.

По существу, разыгранная на президентских выборах во Франции политическая комбинация была главным образом направлена против Франсуа Фийона. Возможно даже, что и Ле Пен тоже была лишь подставной фигурой в этой игре, а её выпяченная пророссийскость и радикальный евроскептицизм являлись частью сценария.

Любят ли деньги тишину?

Исходя из вышесказанного, стоит уточнить первоначальный вопрос, который теперь будет звучать так: какие политические и экономические задачи перед своим молодым дарованием Макроном поставят поддержавшие его на выборах Ротшильды, и как это отразится на Украине?

Ответить на него весьма сложно, поскольку Ротшильды своих карт никогда не раскрывают. Сейчас в СМИ можно найти немало всевозможных анализов журналистов, политологов и «докторов демократических наук», которые уверенно рассказываю то о «победе здравого смысла», то о «мощных сигналах» и «новом дыхании Евросоюза». Но все это лишь анализ публичных политических программ и заявлений, которые являются ширмой для настоящей политики, творимой в кулуарах. Какой смысл витийствовать о планах либералов и еврооптимистов, если они лишь фигуры в чужих руках? Даже еврооптимизм и евроскептицизм общества формируется в основном под влиянием заявлений политиков и публикаций в СМИ - а они часто говорят и пишут то, что от них хотят их спонсоры.

В действиях Ротшильдов, которые являются влиятельными финансовыми олигархами не только во Франции, но также в Великобритании, Нидерландах и Швейцарии, существует несколько труднопояснимых странностей. Например, известно, что Ротшильды финансируют проекты перемещения мигрантов из Африки и Ближнего Востока в Европу, в первую очередь во Францию. Причем, часть этих проектов балансирует на грани закона и являются неофициальными (начиная с поддержки «революций» против Каддафи и Асада, вызвавших волны миграции). Более того, ходили слухи, что люди Ротшильдов стояли за массовыми бунтами в мигрантских кварталах, периодически сотрясавшие Францию несколько лет. А затем на волне подавления этих бунтов президентом стал Николя Саркози. А сейчас Ротшильды сыграли против правого Фийона и крайне правой Ле Пен, которые бы ограничили этот поток мигрантов.

Но ведь именно сейчас в потоке идущих в Европу мигрантов едут и боевики ИГИЛ. Причем, Макрон, выполняя пожелания Ротшильдов, наверняка заблокирует сирийское урегулирование по компромиссному варианту (на что был согласен Фийон). А это значит, что гражданская война в Сирии продолжится, ИГИЛ не будет разбит, и в ближайшее время Европу может ожидать новая волна исламистского терроризма, который будет использован для устрашения общества.

Но зачем, для чего Ротшильдам подобным образом пугать европейское общество? Не говоря уже о том, что это противоречит классической поговорке «деньги любят тишину». Но так ли это? Да, сейчас Ротшильды занимаются управлениями капиталами мирной Европы, но ведь своё финансово могущество они когда-то построили благодаря войнам. Кстати, совпадением ли было то, что взятие ими в управление капиталов Порошенко совпало с началом затяжной войны на Донбассе? Добавим: а ведь Ротшильды точно так же управляют и значительной частью российской экономики. Ведь суть внутриэкономической политики Путина состояла в том, чтобы вырвать российские нефтяные компании из прямого владения Рокфеллеров и отдать их в опосредованное управление Ротшильдам, через банковско-финансовые схемы.

И раз уж Ротшильды показали себя такими продюсерами управляемых конфликтов и кризисов, то возникает крамольный вопрос: а может эта странная «гибридная» украино-российская война является кровавым спектаклем, разыгранным по их заказу? Но это так, предположение.

Тем не менее, ожидать скорого окончания конфликта на Донбассе не стоит. Тот радостный оптимизм Петра Алексеевича, с которым он поздравил всех с победой на выборах Макрона, связан не только с поражением «украинофобки» Ле Пен. И не только с тем, что капиталами Порошенко, повторим, управляет компания Ротшильдов. И даже не только с тем, что Ротшильды теперь займутсяреструктуризацией бесчисленных долгов «Приватбанка», фактически взяв под свой контроль крупнейший банк Украины.

Дело еще в том, что Киев боялся того, что новый президент Франции начнет давить на него с целью неуклонного выполнения Минских условий. Так и поступил бы Франсуа Фийон, но это не будет делать Эммануэль Макрон. Противникам возвращения Донбасса «на условиях Путина» можно успокоиться: после входа Макрона в Нормандский формат выполнение Минского мира затянется еще на семь лет. Но что за эти семь лет случиться с самой Европой?

Обновленная Европа

Франсуа Фийон является евроскептиком. Марин Ле Пен является радикальным противником членства Франции в ЕС – практически так же, как в свое время украинские национал-патриоты стремились вытащить Украину из СССР. Но они проиграли, а вот нового французского президента Макрона все рассматривают как еврооптимиста. Некоторые даже до такой степени, что уже начали ждать от него приглашение о вступлении в Евросоюз для Украины.

Однако этот оптимизм был разбит еще до дня выборов, когда кандидат Макрон довольно жестко отозвался о внутренней и внешней политике Польши. По сути, Макрон повторил такие же претензии к полякам со стороны Берлина, он выступил против Варшавы не с позиции всего ЕС, а с позиции франко-германского союза, «Старой Европы». А, как известно, тандем Франция-Германия уже рассматривается как «континентальная плита» нового усеченного варианта Евросоюза – без строптивых «иждивенцев с Востока».

Что же получается, Ротшильды поддерживают такое переформатирование Европы? Выходит что да, ведь британские Ротшильды поддержали выход Британии из ЕС. Но при этом они против выхода из ЕС Франции – что и стало причиной их вмешательства в выборы и устранения двух кандидатов-евроскептиков Фийона и Ле Пен. Кстати, вам не кажется, что Путин подыгрывал Ротшильдам, когда открыто выказывал свою полную поддержку Марин Ле Пен? Всё может быть. Так вот, если Ротшильды (теперь устами Макрона) выступают за сохранение Франции в ЕС, при этом наезжая на поляков, значит, они видят «обновленную Европу» на основе франко-германского союза, без Великобритании, с сильно ущемленными правами Польши и других восточных стран (или вовсе без них). Возможно, что у Макрона лучше получиться строить такую Европу на пару с Меркель, чем у «никакого» Оланда, зря протиравшего президентское кресло пять лет и закончившего свою карьеру с рейтингом 4%.

Но это не означает, что Польшу хотят выбросить за пределы европейской политики и экономики. Есть огромная вероятность того, что ротшильдовская традиция создавать провоцирующие конфликты толкает Варшаву к созданию Балто-Черноморского союза, третьей Речи Посполитой. Потому что это проект неосуществим, пока Польша цепляется за сиськи франко-германской экономики.

Зато выстраивая новую Речь Посполитую, Польша неизбежно втянет в неё Украину – и это не станет таким долгим и сложным процессом, как гипотетическое членство Украины в ЕС. То есть вместо одного нынешнего Евросоюза возникнет два (минимум). Причем Балто-Черноморский вначале будет более политическим, а не экономическим – а ведь именно экономические проблемы мешают Украине стать членом нынешнего ЕС.

Но зачем Ротшильдам Украина? А незачем! Есть версия, что таким образом они хотят ликвидировать все «белые пятна» политической карты Восточной Европы, то есть конкретно вписать каждое государство в определенный союз, дабы оно не болталось между векторами, создавая неопределенность. И раз уж Украину уже не может стать членом путинского Евразийского союза, то её необходимо как-то включить в союз Европейский. Не получается в нынешний? Ничего, создадут другой, Балто-Черноморский, туда примут. А всё это необходимо для осуществления ротшильдовского гранд-плана постройки большого экономического моста между Европой и Китаем.

Правда, пока это лишь большие замыслы. А в европейской и мировой политике они не раз рушились под напором форс-мажоров, оставалась своего рода начатым и незаконченным политическим БАМом. И тогда никто не мог понять, зачем были развязаны бессмысленные, на первый взгляд, конфликты или заключены бесплодные союзы.

Виктор Дяченко, Новости Украины – From-UA